Здравствуйте!

Приятно, что Вы заглянули ко мне. Я люблю так делать. Заходить на новые странички и вдруг поражаться схожести интересов и мыслей. Здесь большой сундучёк, ничего приватного. Если я добавила Вас в друзья - Вы мне интересны, это не обязательно значит, что и я Вам.

Однокомнатные отели, в которых отдыхается по-царски

Если любите путешествовать и отдыхать, но не любите незнакомых людей рядом с вами, у нас хорошие новости: в мире есть по крайней мере десять удивительных отелей, состоящих из одного номера, — и там вас никто не побеспокоит.

main4

Collapse )

20 способов занять ребенка

Чтобы спасти дом от разрушений детей с их неуемной энергией, просто необходимо их все время чем-нибудь развлекать. Предлагаем несколько простых и доступных способов занять ребенка, когда дождь и плохая погода не дают гулять.


Collapse )
фб

Как выживали в 1990-е. Воспоминания из соцсетей.



- Я закончил мединститут в 1991 году. На середину 1992 года зарплата моя - врача онколога 4,5 (четыре с половиной) доллара в месяц. Жена студентка и двое маленьких детей на руках. Слава Богу детей в детсаду кормили. Жена по утрам торговала газетами - зарабатывала больше меня. Родственники прислали 2 коробки картошки - на это и жили. Я честно не могу без ужаса смотреть на свои фото тех лет - весил 47 кг при росте 172 см.

- С 1991 года я веду семейный дневник. Недавно перечитала, как жили. Сами мы с Урала. В те годы глава нашей семьи был обычным рабочим на заводе, я — учителем:
13 января 1992 года. Со 2 января все цены отпущены, свободные. С продуктами плохо. Молоко, хлеб и крупы подорожали. Хлеб — от 1 рубля 80 копеек до 3 рублей 60 копеек, литр молока — 1 рубль 50 копеек, сметана — 68 рублей килограмм. Никто не берёт. Зарплату не повысили. Сахара и жиров нет уже два месяца. Сын и дочка закончили полугодие на «4» и «5». Мы работаем.
20 июня 1992 года. Денег нет, зарплату не дают с апреля. Мы почти голодаем, едим только хлеб и картошку. Цены растут. Хлеб — 11 рублей буханка, молоко — 12 рублей за литр, колбаса — от 130 до 180 за килограмм. Дочь сдала экзамены: на «5» — историю, диктант на «4».
11 июня 1993. Новости такие: дети успешно закончили учебный год. Муж работает на заводе, зарплата — 16 тысяч рублей, у меня — 6 тысяч. В магазине цены: хлеб — 24 рубля буханка, сахар — 430 рублей килограмм, колбаса — 1450 рублей килограмм, копчёная — 1950 рублей килограмм, масло сливочное — 1450 рублей. Дальше некуда.
20 января 1994 года. До сих пор мужу не дали зарплату за декабрь, мне не дали аванс. В ноябре у него было 80 тысяч, у меня — 130, а теперь мы уже 50 тысяч заняли. Хорошо, что есть картошка и другие огородные продукты, ими и живём. Хлеб — 280-300 рублей буханка, масло — 3500 рублей, колбаса — от 3200 до 4800 и выше, сахар — 700. Дети учатся хорошо, мы работаем. Зима мягкая, мало снега, температура -5-8 градусов. Заводы по России закрываются, наш на грани остановки. Ваучеры сдали в инвестиционный фонд Свердловской области.
7 июля 1994. Получила отпускные 362 тысячи. Дочери срочно надо зимнее пальто — 200 тысяч, мне плащ — 140 тысяч, сыну сапоги — 65-70 тысяч. Муж ещё не получил зарплату за июнь. Как жить? Хлеб белый — 420 рублей, чёрный — 380, колбаса — 7-11 тысяч, сахар — 700. Идут проливные дожди, всё залило, зелени много, а будет ли что в земле? До сих пор нет клубники, огурцов, мало тепла. Май был холодный, дождливый, июнь тоже, теперь и июль с проливными дождями. Мы ничего не покупаем, всё идёт только на питание. Самая крупная покупка дочке — зонтик за 14 500 рублей.
6 февраля 1995. Муж устроился на работу в другой город, так как на нашем заводе не платили 5 месяцев. Живём впроголодь на одну мою зарплату. Хлеб — 1 тысяча буханка, сахар — 2850 рублей килограмм, масло — 23-24 тысячи, литр молока — 700 рублей. Зима тёплая, только в октябре и ноябре было на удивление -20 градусов.
26 мая 1995. До 20 мая посадили картошку и овощи, так как май был тёплый, до +26 градусов доходило. Ребята уже купаются в пруду. Вечно сидим без денег, мужу ещё не заплатили за апрель. Хлеб — 1400 рублей, молоко — 2000, масло не знаю сколько стоит, не берём."

- А мы на Камчатке жили без газа, воды и света. Выходили во дворы, грелись у костра, на нем же и готовили. Бегали по хозмагазинам, доставали свечи. А когда уж дали свет - мама дорогая! Кухни от копоти свечей были темно-серыми!

- Я в 1990-е годы жила во Владивостоке какое-то время. Тогда отключали без конца электроэнергию по всему городу, проводили так называемые веерные отключения. Люди приходили с работы, а света нет, электроплиты не работают. Весь электротранспорт замирал. В универе, где я училась, зимой был жуткий холод и на лекциях все сидели в верхней одежде, иногда даже ручки не писали и поэтому всегда брали с собой карандаши. До сих пор помню, как сильно у меня мерзли ноги в аудитории.

- Чем мы питались дома? Мама покупала муку, самый дешевый говяжий жир и жарила лепешки. До сих пор помню этот мерзкий вкус говяжьего жира, который застывает во рту. На большее просто не хватало, в доме не было ни крупинки, ни макаронины. Однажды отец наловил рыбы – лещей, много – целую морозилку!
Collapse )

Наши в городе

«Приключения русской проныры» Дело было так. Одна проныра утром рано была послана начальником на почту послать письма и получить почту. Наклеивая марки она перемолвилась парой слов с почтовичкой и задружившись таким проныристым способом продолжила: ой, я забыла ключи от нашего ящика, можете посмотреть? Работница принесла из ящика пару писем, обклеенных важными штампами. Работница: Вы это хотите забрать? Проныра подтвердила, почему бы и нет, давайте заодно. Работница вдруг потребовала идентификацию, но всё обошлось, так как у проныры всегда с собой водительские права. Коллега, которую тоже посылали вчера за почтой и эти письма не отдали, удивилась и радостно принялась их читать. Прошел рабочий день. Начальник казался взмыленным чуток, но он всегда такой. Под вечер у проныры зазвонил телефон, отвечать не стала, так как была увлечена беседой с коллегой. Вбегает очень взмыленный начальник. Это он названивал взмыливаясь дополнительно. Начальник: показывая мне квиточки вызова с почты, нордически выдержано - Яна, ты получила эти письма? Я: Да, ещё утром. ..непередаваеммая игра слов в которой угадывается эти, русские и проныры. Взмыленность спадает, он постепенно приходит в себя. Далее его версия: вчера он послал вышеупомянутую коллегу за письмами - ей не дали, потребовали доверенность. Он сходил сам - ему не дали, потребовали доверенность. Он связался с генеральным директором корпорации, получил доверенность по емайлу. Вернулся сегодня на почту - не дали, доверенность от нового генерального, а у них зарегистрирован старый, продложили прислать паспорт предыдущего. Он связался с предыдущим гендиром, получил скан, вернулся на почту - не дали, так как они хотят живой паспорт. Доводы о том, что гендир живьём прилететь за парой писем не может, а его паспорт будет сутки по почте - не возымело. Отвлекемся: Здесь не проблема переслать паспорт, скан любого документа априори считается легитимным. Но не сегодня. Продолжаю: Начальник письма получить хотел (хотя это просто возвраты неполученные абонентом) и связался с главным всего почтампа Норвегии. Получил от него бумажку, помчался с ней на почту - не дали, так как не нашли. Дальше много жестикуляции и мыслительной деятельности неожиданной для этого народа. Наконец вспомнили, что утром уже отдали письма без всяких квиточков одной русской проныре (я уверенна, что при переводе с норвежского именно слово проныра было бы использовано)

Прогресс и потерпевшие от

Допустим, вы крепки умом и осознаёте, что живёте в новом мире со всякими технологическими штучками и всё или много автоматизированно и, допустим, вы видите стеклянную дверь. Какая первая реакция? Тупенько стоять ждать автооткрытия, не так ли. Разглядывая людей внутри и ёжась под мелким дождиком, затем, заметив такую же дверь с другой стороны, обходите продолжая мерзнуть вокруг здания к заветной двери. По другую сторону ничего не другое - точно такая же дверь, люди внутри, а вам - никак. Вы даже проявляете смекалку и пытаетесь отжать двери как лифт, но нет. Продолжаете тупить и разглядывать дверь в поисках сигнала про карточку пихнуть или код набрать. Пока вы выполняете программу «дурачёк на выезде» люди выходят из здания просто открыв способом старинным и зарекомендовавшем себя уже много сотен лет назад. Способ «толкни-тяни». Контрастом внутри всё соответствует прогрессивному и новому самоочищающияся горшок включая.